Покинутое наследие: исторические памятники Беларуси в зоне отчуждения

Рубрика: 
25.04.2016
78100
1

Чернобыльская трагедия затронула не только судьбы людей, но ещё и множество мест, которые превратились в чёрные дыры на карте Беларуси. Эти места до сих пор привлекают нас, «затягивают» в бесконечность… Только мы, люди, наполняли их жизнью, и без нас смысла в их существовании нет. Среди них есть особенные, те, покидать которые было тяжело, ибо существовали они до нас и были построены нашими предками много лет назад. Часть из них является культурными памятниками, про некоторые мы сегодня вспомним.

Деревня Демьянки
(Добрушский район, Гомельская область)

Точно неизвестно, когда была основана деревня. В летописи она попадает только в 16 веке, но люди здесь поселились очень давно. Исследователи нашли здесь две стоянки времён неолита, а также орудия труда, элементы лепной керамики, более 800 кремниевых изделий. В этом же месте располагается древнее курганное кладбище, на котором насчитали 159 курганов (некоторые высотой больше двух метров, а диаметром больше 12!). Кстати, здесь обнаружили единственный на всей территории радимичей некрополь.

После первого раздела Речи Посполитой Демьянки оказались в Российской империи и в середине 19-го века становятся собственностью Герардов, которые происходили из латвийских дворян.

По фотографии видно, что это место когда-то знало лучшие времена. Массивный дворец Герардов, построенный в псевдорусском стиле, словно выступал среди леса и был своеобразным уголком цивилизации и культуры.

Вокруг усадьбы была водная система, через которую Герард построил мост. В те времена мост был очень красивый, его ширина составляла семь метров.

Вокруг усадьбы был разбит огромный парк, огороженный стеной. Здесь росли различные экзотические деревья, стояли оранжереи.

После революции 1917 года Герарды уехали в Финляндию и больше не возвращались. После в усадьбе был детский дом, во время Второй Мировой войны особняк горел, но был восстановлен сразу же после войны. В 1970 году он снова горел, но больше не ремонтировался. Авария на Чернобыльской АЭС нанесла последний, сокрушительный удар.

Деревня Самотевичи
(Костюковичский район, Могилёвская область)

Деревня Самотевичи упоминается ещё в 1585 году. В 1864 году было открыто народное училище, где учились только мальчики. В местечке также были ветряная мельница, больница, винокурня, спичечная фабрика, на которой работало шесть человек, а также корчма, еврейские лавки, заезжий дом. Местечко славилось своими гончарами, кузнецами и было известно масштабными ярмарками. В то время деревня принадлежала Ивану Голынскому, предводителю дворянства Могилёвской 

Голынские – старинный белорусский дворянский род, берущий своё начало из-под Новогорудка. Насчитывает четыре основные ветви.

Сам Иван Голынский был католиком, а его жена Анастасия – православная. Она похоронена около церкви Святой Троицы, речь о которой пойдёт дальше.

Церковь Святой Троицы была построена в 1842 году в псевдорусском стиле. Помещик Иван Голынский выписал из Санкт-Петербурга архитектора. Тот до куполов построил храм, а затем по неизвестным причинам уехал. После этого Голынский пригласил архитектора из Москвы, при нём строительство храма было завершено. В храм ведут три входа, на каждом из них была надпись. На северной стороне храма она сохранилась: «В память в Бозь почившей матери от Благодарныхъ 23 марта 1842год…». Высота от пола до купола – около 30 метров.

В советское время церковь была закрыта и превращена в зернохранилище, а затем и вовсе в ледовню, где хранили туши убитых колхозных животных.

После аварии на ЧАЭС люди были выселены, и в деревню стали наведываться чёрные копатели, которые унесли всё, что могли унести, а после подожгли церковь.

В этой деревне родился известный белорусский поэт Аркадий Кулешов. В 1984 году Литературный музей имени Аркадия Кулешова основали на родине поэта, но уже через два года в музее почти не стало посетителей – в «зону» ездили неохотно. Ещё через четыре года музей перенесли в Костюковичский краеведческий музей.

После аварии на Чернобыльской АЭС деревня была выселена в новый посёлок, названный Новые Самотевичи.

Фото из архивов отдела древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси

Фото из архивов отдела древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси

Фото из архивов отдела древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси

Всё это – осколки нашей культуры, которые находятся в зоне отчуждения. Когда в покинутые места вернётся жизнь, не ясно. И достоят ли эти памятники архитектуры до этого момента – большой вопрос.

 

Мнение специалиста

Владимир Володин, старший научный сотрудник Литературного музея Максима Богдановича:

– Первое, что приходит мне в голову, когда мы говорим о зоне отчуждения в Беларуси, не список каких-то исторических памятников, а традиционная архитектура и крестьянский инвентарь, предметы быта. Стоит сказать, что в Беларуси и в Украине в 1990-х были организованы государственные экспедиции по изучению брошенного культурного наследия в зоне отчуждения. В ходе работы Государственной историко-культурной экспедиции по спасению памятников истории и культуры Беларуси в районах, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, вывезли около двух тысяч предметов материальной культуры. Сейчас эти вещи хранятся в отделе древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси и составляют отдельную «Чернобыльскую коллекцию». К сожалению, в Беларуси экспедиция практически прекратила существование в конце 1990-х годов, в то время как в Украине продолжает действовать Государственный научный центр защиты культурного наследия от техногенных катастроф.

Я не думаю, что в такие места стоит водить экскурсии для широкой публики, однако проводить научные экспедиции, однозначно, стоит. Учитывая, что на этих территориях ещё долго никто жить не будет, стоит законсервировать наиболее значимые объекты историко-культурного наследия и подготовить их для дальнейшей реставрации.

Отдельно я хотел бы подчеркнуть, что материальное наследие – это только одна сторона медали. Чернобыльская катастрофа оказала непоправимое влияние на нематериальное наследие. Люди были вынуждены покидать свои родные места. В городе обряды, песни быстро забывались. При переселении «чернобыльцев» в другие деревни культура «новых» деревень чаще всего поглощала привезённую.

В 2015 году участники проекта «Белорусский архив устной истории» собрали коллекцию устных воспоминаний людей, чьи жизни были изменены Чернобылем. Вся коллекция доступна на сайте архива. В коллекцию входит и запись песен деревни Берёзки. Для того, чтобы просматривать или прослушивать интервью из архива, нужно предварительно зарегистрироваться на этом сайте.

   

Комментарии:

Я. скоро , поеду в деревню березки

Оставить комментарий: