Дети Чернобыля: солёное море воспитанников Радуньского интерната

Рубрика: 
25.04.2016
1449

В начале 1990-х ряд гуманитарных инициатив из разных стран мира откликнулись на призыв белорусских докторов помочь самой незащищённой категории населения – детям, оказавшимся на заражённых радиацией территориях. Известно, что в «чистые» районы страны было переселено около 140 тысяч человек, однако многие белорусы продолжают и сегодня жить на территориях, отмеченных разными уровнями радиации. Из них полмиллиона – дети.

Диана. Она впервые видит море. Фото Ольга Бубич

Иностранные инициативы помогают как отдельным малоимущим, неблагополучным или многодетным семьям, так и осуществляют долговременное сотрудничество с различными структурами: школами, больницами, детскими социальными учреждениями, центрами досуга и кризисными центрами. Помощь оказывают, в том числе, и на местах, например, закупая необходимое оборудование, мебель или медикаменты. Однако одной из самых востребованных форм поддержки, особенно когда речь идёт об интернатах, оказывается оздоровление детей за границей. Известно, что за 30 лет со дня катастрофы международные договоры об оздоровлении детей на своих территориях подписали 14 государств. Так, обыкновенные семьи из Европы и США на добровольных началах принимают белорусских детей у себя дома в период летних и зимних каникул в рамках гуманитарных программ отдыха и оздоровления.

Tема Чернобыля уходит на второй план, более острыми становятся вопросы помощи беженцам

За ребятами, которые с 1990-х и до настоящего времени принимают участие в этих программах, постепенно закрепилось определение «чернобыльские дети». Многие, участвуя в гуманитарных программах, не только поправляют своё здоровье, но и находят новые семьи, близких друзей и получают необходимую поддержку для продолжения учёбы и освоения профессии.

Пользу от участия в программах, направленных на оказание помощи так называемым «детям Чернобыля» оценить сложно. И с каждым годом иностранных инициатив, к сожалению, становится всё меньше: тема Чернобыля уходит на второй план, более острыми становятся вопросы помощи беженцам, постоянно активно работают программы помощи Африканскому континенту. Представителей многих иностранных инициатив смущает, что за 30 лет работы программ оздоровления не было проведено масштабных специальных исследований, которые могли представить наглядные данные из области медицины и психологии, подтверждающие важность их продолжения. Доказательством того, что оздоровительные поездки внесли значимый вклад не только в укрепление здоровья детей, но и в изменение их картины мира, остаются лишь истории, которые сегодня рассказывают «бывшие чернобыльцы».

Одной из тех, кому посчастливилось принимать участие в гуманитарных программах, стала Елена Здончик (Янковская). С 2000 года в составе группы детей из Радуньской школы-интерната (Гродненская область) она ездила на оздоровление в Италию. Эти поездки позволили ей увидеть своими глазами мир, так сильно отличающийся от привычного.

Фотография из личного архива Елены Здончик (Янковской)

Сейчас Лене 22 года, год назад она вышла замуж и переехала в Лиду.

Школа в Радуни имеет статус «специально общеобразовательной школы-интерната для детей с нарушениями психического развития (трудностями в обучении)», однако здесь учатся не только дети с особенностями развития. Некоторые родители направляли сюда на учёбу детей, потому что это было самое географически близкое учреждение образования. На выходные и каникулы такие ребята могли ездить домой, по сравнению с городскими, классы здесь не очень большие и учёба в чём-то напоминает жизнь в пансионате. Одноклассники спят в спальнях, рассчитанных на большое количество ребят, делят с ними одежду, вещи, игрушки, учебные принадлежности.

Однако, естественно, в интернате учатся и дети без родителей, социальные сироты, дети из неблагополучных семей и дети с особенностями психического развития, вызванными наследственными факторами и неблагополучной средой, в которой они росли. Среди воспитанников Радуньской школы были дети, которые родились в то время, когда их родители отбывали наказание в тюрьме, были целые «династии», ребята-погодки, чьи папа и мама страдали от алкогольной зависимости. По достижении 6–7 лет они попадали в школу, где уже учились их братья и сестры. Родители при этом могли быть лишены родительских прав или находится «в бегах».

Все дети, чьи родители в состоянии оформить необходимые для поездки документы, а также все сироты (чьим официальным опекуном является директор интерната) принимают участие в программах оздоровления.

В актовом зале школы в деревне Буда-Люшевская накануне поездки детей в Голландию на оздоровление.
Фото Ольга Бубич

Лена рассказывает, что в интернат она попала ещё в первом классе. Семья у девочки была большая: мама родила её в 42 года, когда оба брата и сестра уже окончили эту же Радуньскую школу. Здесь её семьёй стали также и ровесники, с которыми она проводила всё учебное время, с ними же она попала в свою первую поездку в Италию.

Лена рассказывает: «Я очень хорошо помню, кода учительница пения пришла к нам в класс и начала рассказывать о поездке. Тогда она сказала, что в Италию поедут только самые послушные и хорошие дети, потом начала читать список. И вот – я слышу своё имя и поверить не могу! Прекрасно помню этот счастливый момент!

Тогда мне было всего семь лет… Я понятия не имела о поездках за границу, моя семья меня ни разу никуда не возила. Когда мои родные узнали о такой возможности, то вначале  обрадовались, потом мама начала переживать. Как же я доеду туда? Как долечу, что там буду делать, не понимая иностранного языка? И вообще, я же маленькая… Но меня саму в те моменты переполняли лишь гордость и радость!»

Комната в Радуньской школе-интернате, где училась и жила Лена. Фото Ольги Бубич

Лена признаётся, что о причине поездок в Италию в школе она и её одноклассники кое-что знали: «Историю о Чернобыле я слышала неоднократно, у нас в школе даже были тематические сборы, мы читали про эту катастрофу статьи и даже стихи. Да и фильм документальный нам показывали». Однако такая осведомленность – скорее, редкость для многих детей из сельской местности. О существовании и опасности радиационного облучения сложно объяснить семилетнему ребёнку. Действительно, очень многие из «чернобыльцев» воспринимали участие в программах оздоровления как летние каникулы – именно в тональности приятных впечатлений и внезапно открывшихся им чудес выросшие ребята и вспоминают сегодня свой первый опыт встречи с заграницей.

Лена Здончик рассказывает: «Первая поездка была, конечно же, очень волнительной. Помню, мы долго пробыли в аэропорту перед контролем паспортов, багажа и самих нас. Я просто ещё везла сувениры, которые мама заранее купила для моей итальянской семьи. Потом те же эскалаторы длинные, огромные и стрёмные (я тогда именно так это всё ощущала), ну а потом, вообще, – самолёт! Мое место было в хвосте самолёта, рядом с подругой: мы взлетели, начался какой-то гул и стали сильно болеть уши. Но когда мы были уже на высоте, всё прошло и совсем не верилось, что мы летим. Да и хорошо нас тогда покормили. Так мы долетели благополучно.

В Италии в аэропорту мы забрали багаж, вышли на улицу и… Мамочки! Жара +40! Духота… И видим: нас уже ждёт на улице автобус. Помню, нас ещё сфотографировали всей группой. Потом мы ехали около двух часов, пока не приехали в «ораторио» (прим. «oratorio» – популярное в католической Италии место проведения досуга у молодёжи и подростков, особенно в маленьких городках; культурно-образовательный центр при католическом приходе). Там нас как-то по спискам распределили, и мы разъехались по семьям.

Я сразу попала в семью итальянки по имени Моника. Правда, в первый раз я жила у её сестры, а сама Моника взяла ещё двух девочек. Помню, всё показывали жестами: сначала, нам, конечно, показали немного квартиру, а потом сразу же – в душ. После ужина, я, сильно уставшая от долгого путешествия, отправилась спать.

Помню свои первые впечатления: все казалось таким непривычным! Новым! Незнакомым! И сразу, конечно же, хотелось домой к родным… Но потом всё вошло потихонечку в привычку. А как ещё по-другому? Красивые магазины, города и вообще, всё – для нас».

Группа детей из школы-интерната в Радуни примерно в таком же составе выезжала на оздоровление в Италию.
Лена Здончик – в центре группы. Фото Ольги Бубич

Организация пребывания группы «чернобыльских детей» обычно незначительно отличается в разных странах. Инициативы часто стараются интегрировать ребят в местный лагерь или центр досуга при местном католическом приходе. Если даты поездки приходятся на учебные дни, в распоряжение сопровождающих переводчика и учителя предоставляется класс для проведения занятий. Интересна и разнообразна программа культурных и развлекательных мероприятий: визиты в музеи, посещения зоопарков, бассейнов, в летнее время – поездки на море или в горы, пешие прогулки, спортивные соревнования, ознакомительные дружеские визиты в местные школы. Ребятам из малообеспеченных семей из белорусской глубинки, конечно, всё происходящее кажется сном. Какие там музеи и бассейны, приключением для многих становится даже поездка на эскалаторе в аэропорту! Достаточно вспомнить, что в некоторых сельских домах, где живут дети из бедных регионов страны, всё ещё нет водоснабжения и канализации, а в той же Радуни, например, можно встретить повозки, запряжённые лошадью.

Первая поездка за границу, конечно, является большим потрясением и одновременно окном в другой мир для многих маленьких белорусов. И речь здесь даже не о разнице культурных традиций, а о контакте с совершенно новой картиной мира.

Валера и Станислав. Маленькие белорусы в столовой «ораторио» в городе Падерно, Италия. Фото Ольги Бубич

Вспоминая о своих первых поездках в Италию, Лена, как и многие другие оказавшиеся на оздоровлении в Италии ребята, неизменно рассказывает с восторгом о море. Для обитателей страны с не очень благоприятным климатом и массой лесов горячие летние дни, пляж и купание в тёплой морской воде – несравнимая ни с чем эмоция.

«Побыв неделю в семье, мы всей группой отравились на море. Очень здорово было. Мы жили в большом доме в горах. До моря было примерно на автобусе 15–20 минут, – вспоминает Елена. – Помню, когда мы зашли в море купаться и вдруг поняли, что вода солёная, вообще, смешно было! Просто мы никогда не слышали о  морской солёной воде и никогда не были на море. Только друг дружке передавали по цепочке: «Вода-то солёная! Вода солёная!» Загорели тогда классно, после двух-то недель на пляже. Все родные по приезду домой увидели меня настоящей шоколадкой – такой красивой, подросшей и счастливой!»

Cироты при первой же поездке в Европу или США, начинают называть «мамой» и «папой» принимающих их иностранцев

Однако не все ребята возвращаются после поездок в белорусскую реальность к любящим родственникам. Большой травмой и стрессом возвращение домой может стать для сирот и ребят из неблагополучных семей к родителям, злоупотребляющим алкоголем. Ведь «домом» для них за несколько недель пребывания за границей становится уже другая семья – место, где их окружают заботой, вниманием и теплом. Очень часто сироты при первой же поездке в Европу или США, начинают называть «мамой» и «папой» принимающих их иностранцев.

Десять лет назад широкую огласку на международном уровне получила история десятилетней воспитанницы Вилейского детского дома Вики Мороз. Обнаружив на теле девочки следы побоев, итальянская семья, в которой жила девочка, отказалась возвращать её на родину и на протяжении 20 дней укрывала в монастыре. Усилиями властей Вику вернули в Беларусь и поместили под опеку приёмной матери. Сегодня Вика живет в Борисове, работает швеёй. Ещё одна история невозвращения произошла в 2008 году в США, когда 16-летнюю Татьяну Козыро не привезли в аэропорт Сан-Франциско, когда её группа возвращалась домой в Беларусь. К тому времени девушка, решив остаться в США, уже подала в иммиграционную службу документы для продления гостевой визы.

В самой Радуньской школе рассказывали историю об одном из воспитанников-подростков, тоже сироте, который несколько раз убегал из интерната с намерением самостоятельно добраться до Италии.

Полина. Некоторым детям с педикулезом (и мальчикам, и девочкам) перед поездкой за границу наголо сбривают волосы. Фото Ольги Бубич

С наступлением эры интернета общаться с итальянской семьёй и друзьями стало для маленьких «чернобыльцев» проще. Италия перестала казаться недосягаемой планетой, выросшие воспитанники интернета самостоятельно могут навещать свои иностранные семьи, кто-то смог устроиться в заграничный университет или поступить в профессиональный колледж, чтобы освоить специальность и официально «вписаться» в другую картину мира. Однако это отнюдь не означает, что все «чернобыльцы» желают переезда в другую страну. Многие предпочитают более привычную им обстановку, они остаются жить, учиться, работать и заводить собственные семьи в Беларуси. И что самое главное – теперь у них есть выбор и пример другой реальности.

Лена Здончик рассказывает: «Честно говоря, мне хотелось бы, чтобы жизнь в Беларуси была такой же, как в Италии. Но я думаю, что это вряд ли возможно. У нас маленькая страна, без всех прелестей природы, какие есть в Италии: моря, горы и так далее. Ну, а может это и к лучшему. Ведь, с другой стороны, нет наводнений и землетрясений. А если так хочется побывать за границей, то можно накопить денег и слетать в отпуск.

Поездки сыграли в моей жизни важную роль. Они были полезны для здоровья, полны чудесного отдыха и знакомств. Со многими итальянцами мы и сейчас общаемся через «Facebook». Если бы не было у меня такого шанса, моя жизнь была бы намного скучнее.

Я благодарна всем-всем-всем, кто сделал поездки белорусских детей возможными, я очень счастлива, что мне выпал тогда счастливый билет. Сегодня мне есть, что вспомнить из моего детства, да и язык итальянский, хоть наполовину, но я всё же знаю».

Улицы в г.п. Радунь, где Лена училась и жила в школе-интернате. Фото Ольги Бубич

   

Оставить комментарий: