Итальянские родители: «Мы просто не смогли остаться в стороне, а теперь дружим семьями»

Рубрика: 
25.04.2016
1857

Проблема Чернобыльской аварии не оставляет равнодушным уже не одно поколение жителей постсоветского пространства. Однако нам, белорусам, живущим у самых ворот этой чёрной беды, мало известно о том, что о ней помнят даже в далёкой солнечной Италии. В небольшом альпийском городке есть люди, которые на протяжении 30 лет совершенно бескорыстно отдают своё время, силы и заботу белорусским детям, что родились и живут на загрязнённой территории.

Президент Ассоциации «Чернобыль» (Южный Тироль, Италия) Сара Эндрицци поделилась с нами своей историей и рассказала о деятельности организации.

«…В 1986 году мне исполнилось 17 лет – возраст достаточно деликатный. Здесь, в Италии, слышали и много говорили о последствиях взрыва. Я очень переживала, сочувствовала пострадавшим. Всех нас охватил огромный страх перед чем-то незримым и неосязаемым, что находится в воздухе, но совершенно реально может повлиять на здоровье. Помню, в некоторых семьях родители несколько дней не водили детей на прогулку, даже боялись есть продукты из своего огорода и пить молоко. В аптеке нашего городка раскупили весь йод.

В 2006 году из далёкой белорусской деревни к нам приехала Катя – маленькая, худенькая, светловолосая девочка восьми лет, с огромными голубыми глазами-жемчужинами

Позднее, в 1994—1995 годах, я познакомилась с семьями из Лайвеса, которые получили возможность принимать у себя детей из Беларуси. Я узнала, что они помогают им поправить здоровье, в частности, снизить уровень содержания цезия в организме, укрепить иммунитет и уменьшить риск заболеваний. Я поддерживала контакт с этими семьями и знакомилась с новыми.

Фото из личного архива героини

Однако мне понадобилось 10 лет для того, чтобы найти своё призвание, посвятить свою жизнь не карьере, а помощи людям. В местной газете я прочла статью о том, что ищут семьи, которые могли бы принять у себя детей из Беларуси. Вместе с мужем мы решили присоединиться к проекту. Основным мотивом для нас было оказание реальной помощи, которая могла бы улучшить качество жизни детей. Так, в 2006 году из далёкой белорусской деревни к нам приехала Катя – маленькая, худенькая, светловолосая девочка восьми лет, с огромными голубыми глазами-жемчужинами. Она тут же покорила всех своей добротой и отзывчивостью. С этого момента начали складываться наши отношения, и Катя стала приезжать к нам каждый год. Приняв у себя первого ребенка, мы с мужем решили работать в Ассоциации «Чернобыль».

– Почему итальянцы помогают детям из Беларуси?

Как представители Ассоциации мы часто проводим мониторинги семей, в которые приезжают белорусские дети. Мы отмечаем, что все они понимают основную цель – оздоровление. Мы не оказываем социальную или экономическую помощь. У детей своя культура, семья, общество, и наша задача – ни в коем случае не осуждать, не критиковать, не пытаться их изменить. Они живут на загрязнённой территории, и им просто необходимо хоть иногда выезжать за её пределы.

Чтобы привлечь внимание к проблеме Чернобыля, необходимо создавать «немного шума», поэтому мы организуем рынки, спектакли, информационные вечера

После появляется личный интерес. Все мы люди и не можем оставаться равнодушными: мы привязываемся, скучаем, когда они возвращаются в Беларусь, у нас появляются тёплые родительские чувства. Хотя бывает и так, что отношения не клеятся уже с первой встречи. Как правило, такие семьи приглашают ребёнка ещё раз, чтобы попробовать снова. Если же ничего не выходит, то на следующий год мы подбираем ему новую семью.

– Поддерживают ли семьи контакт с детьми после их возвращения в Беларусь?

– Да, семьи пробуют поддерживать контакт. Однако здесь часто возникают культурные разногласия. Мы, итальянцы, очень открыты в плане эмоций и активно проявляем нашу привязанность. Белорусские же семьи редко пишут первыми. В 99 процентах случаев мы сами звоним детям спросить, как дела. Конечно же, эти звонки очень короткие, так как ребёнок за один месяц не может выучить итальянский настолько хорошо, чтобы обсуждать разные темы. Разговоры получаются очень короткими: «Привет, мама, как дела? Всё хорошо? Чао». Много раз мы даже просили учителей и родителей, чтобы дети в школе написали одно маленькое письмо от всех и прислали нам в организацию. Мы могли бы показать его принимающим семьям, и те узнали бы, что дети думают о них. Но такое письмо мы так ни разу и не получили.

– Готовят ли как-то принимающую семью перед знакомством с белорусским ребёнком?

Прежде, чем семья принимает ребёнка, мы проводим личные собеседования и групповые встречи: объясняем, как себя вести, как и чем кормить детей, рассказываем о Беларуси и о её культуре. Курс русского языка? Нет, он совершенно бесполезен. Хотя бы потому, что дети не понимают наше произношение. Мы, взрослые, всё очень усложняем. Например, в одной принимающей семье с тремя детьми, где муж – немец, а жена – итальянка говорят вперемешку на двух языках. Они очень переживали, что будет сложно общаться. Я им позвонила через некоторое время. Произошло невероятное: дети с первого дня начали играть вместе, не разлучаются, понимают друг друга без слов. Если ты открыт, никакой языковой барьер не помешает. К тому же, у нас есть переводчики для особых случаев, которые находятся на связи 24 часа 7 дней в неделю.

Фото из личного архива героини

Помимо подготовки семьи, мы также решаем бюрократические вопросы: шлём запрос в полицию, получаем разрешение, подтверждение. Так что, всё строго официально. Кроме этого, хотелось бы добавить: мы не получаем никаких денег от государства. Все расходы покрывает принимающая семья.

Чтобы привлечь внимание к проблеме Чернобыля, в нашем регионе необходимо создавать «немного шума», поэтому мы организуем рынки, спектакли, информационные вечера и другие мероприятия, в рамках которых собираем деньги на оплату транспортных расходов и страхование детей. Но главное – благодаря этому о нас знают! 20 лет назад во всём регионе было 300 семей, 5 лет назад эта цифра упала до 50, однако сейчас нас уже сотня. Теперь о Чернобыле мало говорят. По официальной версии, радиационный фон в чернобыльской зоне снизился и теперь не представляет угрозы. Однако актуальность проблемы не уменьшилась, и сейчас мы имеем дело с детьми «детей Чернобыля».

– Влияет ли оздоровление в Италии на жизнь и судьбу детей? Знаете ли вы что-то об этом?

– Всё зависит от детей. Есть те, кто слишком привязан к Беларуси, и поездки в Италию несущественно влияют на их мировоззрение. Но для некоторых – это возможность познакомиться с другой культурой, выучить новый язык, открыть для себя дверь в другой мир и получить ту поддержку, которая им так порой необходима.

Она останется в Беларуси, однако мы надеемся, что у неё будет лучшая жизнь по сравнению с той, что её ожидала

Приведу пример. Сейчас в Лайвесе семья-«бабушка» принимает детей своей первой «приёмной» дочери. Девушка выросла в детском доме в Чернобыльской зоне, в 18 лет встретила парня, родила ребёнка. Год или два спустя она поняла, что пока работает и растит дочь, её муж только пьёт и создаёт проблемы. Своей итальянской семье она призналась, что ей будет лучше уйти от мужа и остаться одной. По её мнению, настоящий мужчина должен быть таким, как её итальянский отец, который содержит семью и во всём помогает. Она развелась. Теперь у неё новый муж, который по своим принципам походит на итальянского папу, и у них настоящая семья. Каждое лето они отправляют детей к итальянским дедушке и бабушке в Лайвес. Так итальянская семья помогла девушке понять, что можно жить другой, счастливой жизнью.

Другой хороший пример – это история нашей Кати. Впервые она к нам приехала, когда ей было 8 лет. В тот год умерла её мать, отец плохо заботился о ней. Сейчас она живёт практически одна. Только мы интересуемся её судьбой, хотя мы всего лишь семья, к которой она приезжает на каникулы. Её отец считает, что она должна доить коров всю жизнь. Мы попытались ей объяснить, что она тоже чего-то стоит. Например, она очень добрая и очень любит детей. Мы вдохновили её на работу в детском саду, и она поверила в себя. Записалась даже на курсы воспитателей. Она останется в Беларуси, однако мы надеемся, что у неё будет лучшая жизнь по сравнению с той, что её ожидала. Мы дали ей будущее: не только помогли оздоровиться, но и показали новые возможности.

   

Оставить комментарий: