Как в Беларуси следят за радиационным фоном?

Рубрика: 
25.04.2016
4568
2

Каждые десять минут – обновлённая информация. Любое изменение радиационных показателей специалисты видят сразу же. В случае опасности система подаст тревожный сигнал.

Где наблюдают?

Несмотря на то, что по закону «чернобыльскими» считаются не все области Беларуси, специалисты следят за радиационным фоном во всех уголках страны. Ведь, во-первых, последствия аварии затронули все регионы Беларуси, а следы её заметны по всей Европе. А, во-вторых, в соседних странах возле границ Беларуси расположены четыре атомные электростанции, которые могут воздействовать на радиационную обстановку в нашей стране.

Специалисты следят за радиационной обстановкой в Беларуси 24 часа в сутки семь дней в неделю

Основная организация, которая отслеживает радиационный фон в Беларуси, – Республиканский центр по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь (Гидромет). Здесь работает служба радиационно-экологического мониторинга, специалисты которой следят за радиационной обстановкой в Беларуси 24 часа в сутки семь дней в неделю. Наблюдения включают контроль естественного радиационного фона на чистых и загрязнённых из-за аварии на ЧАЭС зонах, а также на территориях, находящихся в зонах влияния АЭС соседних стран: Смоленская – в России, Чернобыльская и Ровенская – в Украине, Игналинская – в Литве. Основной показатель, который отслеживают специалисты, – мощность дозы гамма-излучения.

– Данные оперативного контроля мы получаем с помощью автоматизированных систем радиационного контроля, в которых установлены датчики Гейгера-Мюллера. Их четыре, они работают в зонах влияния всех АЭС, которые находятся недалеко от границ Беларуси. По всей Беларуси равномерно расположено ещё 45 стационарных пунктов, где работают люди с дозиметрами, – рассказала начальник отдела реагирования на чрезвычайные ситуации Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Алла Шайбак.

На загрязнённых после аварии на ЧАЭС территориях специалисты также контролируют атмосферный воздух, поверхностные воды и почву.

Воздух исследуют двумя способами: отбирают пробы радиоактивных выпадений из атмосферы и берут пробы радиоактивных аэрозолей. Для первого метода есть 27 пунктов наблюдений. Там измеряют, сколько в сутки выпадает радионуклидов на горизонтальный планшет в кубический метр. Марлю с планшета меняют каждый день и в лабораториях исследуют её: измеряют содержание радионуклидов и суммарную бета-активность.

Для измерения радиоактивных аэрозолей используют фильтро-вентиляционные установки в семи пунктах наблюдений: Мстиславле, Могилёве, Минске, Гомеле, Пинске, Браславе и Мозыре. Для этого прокачивают большие объёмы воздуха на ткань Петрянова, затем её вынимают и в лабораториях измеряют по ней содержание радионуклидов.

Содержание радионуклидов контролируют в реках Днепр, Припять, Сож, Беседь, Ипуть, Нижняя Брагинка и в озере Дрисвяты. Как рассказала начальник отдела научно-исследовательских работ и радиационно-экологического мониторинга Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Ольга Жукова, проблемы есть только в Нижней Брагинке, где отмечено повышенное содержание стронция-90.

Карта загрязнения территории Беларуси цезием-137 (по состоянию на 2015 г.). Рассмотреть ближе (нажмите + в верхнем правом углу)

На «чернобыльских» территориях берут пробы на четыре радионуклида: цезий-137, стронций-90, америций-241 и плутоний-238, 239, 240. Это те элементы, которые попали в окружающую среду после аварии на ЧАЭС. Во время происшествия произошёл выброс ещё и йода-131, но период его полураспада — 8 дней, поэтому его следов давно нет.

Замеченные угрозы

– Пять лет назад, после взрыва на Фукусиме, радионуклиды добрались и до нас. Об этом говорят данные приборов, точно уловивших тогда нечернобыльские элементы, – рассказывает Ольга Жукова. – Это был единственный случай после аварии на ЧАЭС, когда в Беларуси зафиксировали короткоживущие радионуклиды, в том числе йод-131. Их наличие помогает понять, что выброс элементов произошёл недавно. В Беларуси содержание таких радионуклидов измеряется каждый день в районах, близких к работающим станциям.

– После чернобыльской аварии мы ни разу не видели, чтобы короткоживущие радионуклиды были зафиксированы. Наша сеть мониторинга сработала хорошо, и на всех семи пунктах наблюдений зафиксировали йод-131, а также цезий-134 и цезий-137 нечернобыльского происхождения. Соотношение последних двух элементов было не таким, как в 1986 году. Это сразу дало понять, что источник радионуклидов другой, – рассказала Ольга Жукова.

– Опасных последствий взрыва на Фукусиме для белорусов не было, потому что до нас дошли только далёкие отголоски радиоактивных элементов. Только благодаря современным высокочувствительным полупроводниковым гамма-спектрометрам белорусские специалисты зафиксировали это излучение. Если бы сейчас пользовались тем оборудованием, какое было до чернобыльской аварии, таких низких уровней радиоактивного загрязнения мы не смогли бы зафиксировать, – признаётся Ольга Жукова.

Приборы засекли увеличение фона и во время прошлогодних пожаров на чернобыльской территории.

– Во время лесных пожаров в 10-километровой зоне в Украине и в 30-километровой зоне Полесского государственного радиационно-экологического заповедника на территории Беларуси мы зафиксировали в воздухе повышенное содержание цезия-137 чернобыльского происхождения. Пробы аэрозолей отбирали с помощью передвижной фильтро-вентиляционной установки. Она помогает оперативно оценить уровень загрязнения в месте, близком к эпицентру пожара. Пригодилась она и в конце августа 2015 года, когда горели Ольмаские болота в Брестской области. В Пинске среднемесячное значение объёмной активности цезия-137 составило 3,0•10-5 Бк/м3, что превысило фоновые значения для этого пункта наблюдения в шесть раз, – рассказала Ольга Жукова.

Гидромет имеет не только стационарные, но и передвижные станции.

Так выглядят изнутри передвижные станции. Фото Ольги Астапович

 

Такие мобильные лаборатории могут выехать в любую точку Беларуси, чтобы провести все необходимые измерения.

Влияют ли на нас чужие АЭС?

По разные стороны Беларуси недалеко от границы расположено четыре АЭС, так или иначе влияющих на радиационную обстановку в нашей стране. Специалисты контролируют 100-километровую зону вокруг каждой из них. Это так называемые зоны воздействия АЭС. Сейчас в непосредственной близости от Беларуси работает две атомные электростанции – в Ровно и Смоленске. Игналинская АЭС с 2009 года не производит энергию, сейчас её выводят из эксплуатации. Однако это не значит, что опасности она теперь не представляет.

– Возле Игналинской АЭС строится промежуточное хранилище отработавшего ядерного топлива, хранилище низкоуровневых и среднеуровневых радиактивых отходов и ещё несколько хранилищ отходов, которые несут опасность. Не дай Бог, теракт или другое происшествие… От АЭС до белорусской границы – три с половиной километра по зеркалу воды. Новую литовскую АЭС собираются строить и того ближе, —– рассказала Ольга Жукова.

Другая проблема: радионуклиды попадают в озеро Дрисвяты, которое находится на границе двух стран. Большая часть радионуклидов – тяжёлые, потому сразу оседают на дно. Однако с активным слоем донных отложений они могут мигрировать на белорусскую часть озера.

В районе строящейся Островецкой атомной электростанции Гидромет уже проводит радиационный мониторинг атмосферного воздуха, поверхностных вод и почвы. Подготовлена программа радиационного мониторинга, выбраны пункты наблюдений, определена их периодичность, проводятся измерения радионуклидов в объектах окружающей среды. Собираться данные о радиационном фоне вокруг белорусской АЭС будут тоже в Гидромете.

Что будет при чрезвычайной ситуации?

Информация с пунктов контроля по всей Беларуси поступает на экран инженера отдела реагирования на чрезвычайные ситуации каждые 10 минут. Здесь в режиме онлайн на карте можно увидеть показатели со всех пунктов измерений автоматизированных систем контроля. В этом отделе работает семь человек, основная задача которых – оперативно контролировать радиационную обстановку на территории Беларуси.

Фото Надежды Дубовской

Как рассказала Алла Шайбак, в случае какого-то происшествия первым информацию об изменении фона увидит дежурный инженер, а в точках автоматического контроля сработают световые и звуковые сигналы. Данные обязательно проверят, причём, не только с помощью автоматики. В стационарных пунктах контроля специалисты с приборами могут уточнить информацию. Сделают это и в МЧС. Это министерство — основной коллега Гидромета в случае чрезвычайного происшествия. Далее все системы переходят в усиленный режим работы, а специалисты МЧС и Гидромета оперативно выезжают в район, где случилась такая ситуация. Могут спрогнозировать специалисты и возможную зону распространения загрязнения, базируясь на реальных метеорологических данных. Вся информация об уровне радиации и о метеорологической обстановке передаётся в МЧС, и уже оно принимает решение об оповещении населения.

Многие хотят обезопасить себя и пробуют самостоятельно измерять радиационный фон. Алла Шайбак говорит, что это не имеет смысла, ведь достоверность измерения зависит от качества прибора, которым бытовые дозиметры часто не могут похвастаться.

– Бытовые дозиметры часто приводят к панике. Они могут как завышать значения гамма-фона, так и занижать их. Бывают элементарные сбои: если батарейка разрядилась, дозиметр уже зашкаливает. Все приборы, работающие на службе Гидромета, поверяются раз в год и работают точно. Качества работы бытового дозиметра не может обещать никто, – отмечает специалист. – Данные о радиационном фоне не секретны. В местах автоматизированных станций есть табло, где местное население может видеть актуальную информацию. Мы регулярно публикуем их на своём сайте, есть эта информация на сайте Минприроды, отправляется и в СМИ.

   

Комментарии:

Самая объективная статья, респект работникам радиационного мониторинга Беларуси. Думаю другим странам есть чему у них поучиться. Если не ошибаюсь какое-то дозиметрическое оборудование сделанное в Беларуси, поставлялось в Японию в пострадавшим регионы от аварии на Фокусиме.

Спасибо на добром слове. Не в курсе о белорусском оборудовании, но сами работники радиационного мониторинга Беларуси хвалят американские и российские приборы, которыми пользуются.

Оставить комментарий: