Как улучшить режим охраны заказников и привлечь «научных» туристов

Рубрика: 
09.10.2017
463

Специалисты обсудили, каким должно быть законодательство о природных территориях. Формальности не должны сгубить ценные территории и лишить Беларусь природных брендов.

По данным 2017 года, в Беларуси насчитывается 1,8 миллиона гектаров особо охраняемых природных территорий (ООПТ).  Это  8,7 процента от всей площади страны.

Только за 2016 год количество ООПТ в Беларуси увеличилось на 22. На 1 января 2017 года их насчитывалось 1287. Часть территорий имеют статус международного значения – например, Рамсарские угодья. Есть трансграничные территории, которые находятся «под присмотром» сразу у нескольких стран: например, биосферный резерват «Западное Полесье» (Беларусь — Украина — Польша), Национальный парк «Беловежская пуща» (Беларусь — Польша). Недавно соглашение о двустороннем сотрудничестве подписали министры природных ресурсов Беларуси и России: появился трансграничный биосферный резерват «Освейский – Красный бор – Себежский».

Национальный парк «Беловежская пуща»

По мнению депутатов, тематическое законодательство требует обновления. В процесс выработки основных направлений деятельности, позволяющих учитывать результаты научных исследований при принятии управленческих решений в сфере использования природных ресурсов, создания и управления особо охраняемыми природными территориями, готовы включиться представители профильных министерств, общественных организаций и учёные. На круглом столе «Сохранение биологического и ландшафтного разнообразия как составляющие устойчивого развития», который прошёл в рамках Недель устойчивого развития, представители разных сфер встретились, чтобы договориться.

Стоит ли классифицировать заказники?

Заказники – один из видов особо охраняемых природных территорий. Сейчас выделяют биологические, ландшафтные, гидрологические и другие виды заказников. Однако специалисты рекомендуют вообще отказаться от классификации по аналогии с тем, как это делают в других странах.

– В мире перестали охранять конкретные виды и объекты. Сейчас переходят к комплексному экосистемному подходу в охране дикой природы, – поясняет менеджер проекта ПРООН «Поддержка деятельности национального координатора в достижении целей устойчивого развития и укрепления роли Парламента в достижении целей устойчивого развития» Наталья Минченко. – Тем более что режимы охраны, которые установлены сегодня для разных видов заказников, практически не отличаются. Обычно на территории заказника тяжело выбрать ключевой объект, а научные обоснования всё равно описывают территорию комплексно.

Наталья Минченко добавляет: это не значит, что без внимания останутся вековые деревья, валуны, родники – им можно придать статус памятников природы. А чтобы сберечь биологические виды, охранять можно места их обитания.

Лельчицкий район. Фото Сергея Плыткевича

В то же время директор общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Александр Винчевский отмечает, что такие изменения могут снизить количество туристов в Беларуси. Многие при поиске мест для путешествий обращают внимание именно на вид заказника: например, в биологическом — с большей вероятностью можно встретить редкие виды птиц. У «научных» туристов может быть свой интерес – уникальный ландшафт или водный режим.

Разделить на зоны

Общественность предлагает зонировать заказники, что на практике означает ужесточение природоохранных норм на части территорий и ограничение хозяйственной деятельности.

– Сегодня более чем на 70 процентах территории заказников представлены основные экосистемы страны, при этом режим охраны заказников наименее строгий в сравнении с другими ООПТ. К примеру, только на пятой части площади всех заказников запрещены главные рубки! Так не должно быть, – приводит пример член центрального совета общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Андрей Абрамчук.

Идея зонирования оправдана, однако подходы могут быть разные, считают специалисты. Например, представители Министерства лесного хозяйства, чтобы соблюсти баланс между экологией и экономикой, предлагают точечное зонирование — то есть выделение отдельных территорий, на которых будет ограничена хозяйственная деятельность. Ещё одна идея – временное зонирование, то есть ограничение рубок на время.

В качестве предложения было озвучено введение вокруг ООПТ охранных зон, которые будут препятствовать промышленной деятельности вблизи них. То есть строить потенциально опасные химические предприятия, крупные фермы там будет запрещено. Это поможет уйти от конфликтов с застройщиками и инвесторами при выделении участков под новые проекты.

Учёные считают, что режимы охраны заказников могут иметь декларативный характер, а детализироваться в планах управления конкретной особо охраняемой природной территории.

— Иначе при подготовке закона многие практические вещи можно упустить, – отмечает заместитель директора по научной и инновационной работе Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича Национальной академии наук Беларуси Дмитрий Груммо. – Например, раньше на особо охраняемых природных территориях было запрещено пасти скот, что повлекло за собой сильное зарастание пойменных лугов и соответствующие экологические последствия.

Национальный парк «Браславские озера»

Если не подходить индивидуально к природным территориям и следовать чисто формальным требованиям, то Беларусь может и вовсе лишиться национальных парков и заповедников, считает учёный.

– Согласно европейскому законодательству, в национальном парке должно быть 75 процентов редких биотопов. Во многих наших сегодня – 15—20 процентов. В Европе ориентируются на обязательные 10 охраняемых видов растений и животных на территории ООПТ. Для сравнения на наших верховых болотах обитает 2—3 вида, но для Беларуси это – визитная карточка, «сердце» природы, – уточняет Дмитрий Груммо.

При выделении критериев и непосредственно территории под ООПТ нужно обязательно советоваться с научным сообществом, убежден эксперт.

С точки зрения законодателей, закон должен охватывать все и не иметь разночтений.

– Если станет понятно, что изменения нужны – сразу же внесем их, как это было и раньше, – пообещал заведующий отделом по подготовке законопроектов и взаимодействию с Постоянной комиссией Палаты представителей по вопросам экологии, природопользования и чернобыльской катастрофы Михаил Мацукевич.

Представители экологических общественных организаций обращают также внимание на необходимость экологического образования и просвещения, особенно в больших городах. Так, директор Центра экологических решений Евгений Лобанов называет инициативу по созданию экологической тропы «Каменная горка» в Минске, где гиды рассказывают о природе и вовлекают людей в процесс защиты окружающей среды. 

Комментарий

Дмитрий Карпиевич, координатор направления «Устойчивое региональное развитие» Программы поддержки Беларуси Федерального правительства Германии:

– Сейчас в Беларуси идут Недели устойчивого развития, в рамках которых в разных регионах проходят локальные мероприятия, сфокусированные на различных целях устойчивого развития и вкладе местных инициатив в глобальную идею. Данный круглый стол – пример глобального стратегического мероприятия, во время которого обсуждаются важные вопросы. Мероприятие затрагивало три из 17 основных целей устойчивого развития: борьба с изменением климата, сохранение экосистем суши, партнёрство в целях устойчивого развития.

Прочитать об идеях нового закона можно здесь.

 

Источники фото: openbelarus.ruplanetabelarus.bywildlife.by

Оставить комментарий: